Иски о праве на забвение в интернете

Главная иск о праве на забвение удаление статей из индексации

Право на забвение

С этого года граждане России, вслед за Европейским союзом получили право на забвение в интернете. Теперь, если информация в сети недостоверна, либо утратила свое значение для гражданина, о котором пишут в размещенной статье, то он может самостоятельно или, воспользовавшись юридической помощью адвоката написать требование с просьбой об удалении сведений.
Законом о забвении называют внесение изменений в Федеральный закон Об информации, им была внесена статья 10.3, которая и даровала право на чистку интернет истории.
К основным поисковым системам в РФ относятся Яндекс, Гугл, МЭЙЛ.РУ и Рамблер.

На начальном этапе Яндекс достаточно негативно отзывался о законопроекте, предоставляющем право на забвение в сети интернет, так как выборочная индексация нарушает объективность поиска в сети. В настоящий момент Яндекс, в основном, отвечает отказом на требования об удалении в связи с размещением статей на сайтах официальных СМИ, которые, по мнению службы поддержки Яндекса, самостоятельно проверяют информацию и она не может быть недостоверной.
При подаче требований об удалении ссылок в электронной форме Яндекс ограничивает заявителя выбором одного из 5 оснований удаления, исходя из чего руководствоваться исключительно первоначально заявленным требованием было бы отказом от права со стороны заявителя.Так как сам оператор определяет 5 оснований для удаления информации, то требования поданного по почте содержащего указание на недостоверность будет достаточно для предъявления иска.
Гугл, расположенный в Москве, не удаляет страницы из индексации, так как техническая возможность администрирования поиска возможна только из головного офиса компании расположенном в Калифорнии. По крайней мере так будет написано в ответе Гугла на требование об удалении. Тем не менее, удаление возможно через специальную форму при предоставлении юристом необходимого комплекта документов. Отказы Гугл, по большей части, мотивированы общественной значимостью размещенной информации.
МЭЙЛ.РУ отвечает на все требования по емейлу типовыми письмами с требованием о предоставлении дополнительных документов, а в последствии отказывает в удалении. Но после подачи иска в суд на связь выходят адекватные люди, с которыми можно придти к взаимовыгодному соглашению.
Рамблер физически не может удалить требуемую информацию, так как поисковую выдачу для Рамблера осуществляет Яндекс.
В тех случаях, когда речь в выдаваемых поисковиками ссылках идет о снятых судимостях, то сильно упростит разрешение ситуации получение справки о несудимости.
Если поисковики отказываются снимать информацию, не смотря на истечение установленного законом о забвении срока после поступление требования, заявитель может обратиться в ближайший районный суд с иском к поисковой системе. Государственная пошлина за удаление ссылки через суд составляет триста рублей. Если статья размещена в средстве массовой информации, то для подтверждения недостоверности размещенной информации, районный судья может привлечь СМИ третьим лицом в гражданский процесс. При подаче иска о забвении по своему месту жительства у суда может возникнуть потребность в предоставлении документов подтверждающих адрес регистрации истца, например справки по форме 9.
Суд может посчитать распечатки статей недостоверными доказательствами и обязать предоставить техническую возможность для установления наличия спорных статей в сети Интернет. Либо районный суд может обязать нотариально засвидетельствовать доказательства, что может быть действительно дорого, даже для обеспеченных клиентов. Исходя из чего, лучше, когда производится сверка ссылок через ноутбук подключенный к мобильному интернету.
Если суд объединит каскад исков по удаление статей по праву на забвение, в рамках существующего объединенного процесса можно будет заявлять дополнительные доводы и приобщать новые доказательства.
У поискового оператора есть обязанность предусмотренная законом о забвении удалять ссылки по требованию заявителя на незаконную, недостоверную или неактуальную информацию. Сам процесс выяснения наличия или отсутствия оснований для удаления законом не описан и не содержит прямого запрета на проверку информации любыми доступными способами.
Информация, размещенная средством массовой информации, не может считаться заранее достоверной. В таком случае можно было бы предоставить несколько статей разных СМИ с противоречивым содержанием.
Исковые заявления об удалении ссылок основаны на не оспариваемом факте выдаче ответчиком ряда статей. В случае если в рамках процесса ответчиком не будут представлены доказательства достоверности, актуальности и законности информации, то истец вправе ссылаться на невозможность доказывания отрицательных фактов и предоставлять все возможные доказательства. В законе нет толкования терминов «неактуальность» и «недостоверность», незаконность же выдачи ссылок с фотографией истца является наиболее объективным из оснований иска.
Если по каким-то причинам истцу откажут в удалении информации, это не лишает его права обратиться к владельцу сайта с иском о защите чести и достоинства, либо иска о защите деловой репутации. Но по таким делам срок исковой давности будет составлять один год.
Стоит отметить, что практика по аналогичным делам судами не наработана, поэтому позиция о недоказанности фактов, не может быть однозначной. Из теории гражданского процесса известно, что отрицательные факты не доказываются, например не требует доказывания истцом отсутствие платежа по договору, так как это является бременем доказывания ответчика. По закону мы можем оспаривать только тезисы статей относящиеся к физическим лицам. Например задержка заработной платы или отсутствие ДМС относится к активности юридического лица. Исходя из чего при подаче мы можем нарваться на формальный отказ поискового оператора. Одним из исключений будет срок выполнения работы, так как всё же это результат труда работника.
В связи с тем, что в РФ на данный момент отсутствуют какие-либо официальные разъяснения по поводу применения положений ст. 10.3. ФЗ «О защите информации», а также отсутствует судебная практика, мы считаем возможным принимать во внимание регулирование существующее в Европейском Союзе по вопросу применения норм о «праве на забвение», которое было взято за основу отечественного регулирования данного вопроса. Основой развития регулирования в области «права на забвение» в Европейском Союзе является решение Суда справедливости Европейского Союза по делу Гонсалеса.
В частности, Суд по данному делу сделал следующие выводы по существу поставленных перед ним вопросов (в части применения Директивы 95/46 о защите лиц в области обработки персональных данных и о свободе перемещения персональных данных):
1)Деятельность поисковой системы по поиску, автоматической индексации, временному хранению, ранжированию информации и предоставлению доступа к ней является деятельностью по обработке персональных данных.
2)Для оценки того, должна ли быть ссылка удалена должен проводиться тест на баланс интересов (в части являющийся аналогом теста на пропорциональность, применяемым ЕСПЧ и органами конституционной юстиции практически повсеместно, в том числе Конституционным Судом РФ). В частности, должны взвешиваться прекращение доступа к информации через поисковую систему для третьих лиц, с одной стороны, и экономический интерес оператора и общий публичный интерес, с другой стороны (как отмечает Европейская комиссия в Справке о правиле «права быть забытым» (С-131/12), оценка (тест) должен проводиться в зависимости от обстоятельств конкретного дела).
В данном случае не усматривается цели удаления самой информации, поскольку в таком случае необходимо было бы обращаться к лицу, подготавливающему и распространяющему данную информацию (например, редакция СМИ). При удалении ссылок информация по-прежнему остается доступной, но не повсеместно, за счет того, что поисковая система удаляет ссылки на эту информацию.Из буквального толкования ст. 10.3 ФЗ «Об информации» следует, что существует следующий порядок обращения граждан за удалением ссылок:
1)Гражданин заявляет требование оператору поисковой системы (далее – ОПС) о прекращении выдачи сведений об указателе страницы сайта в сети «Интернет» (далее также - ссылка), позволяющих получить доступ к информации о заявителе.
При этом необходимо отметить, что среди законодательных требований к заявлению не указано требования по представлению заявителем каких-либо доказательств в обоснование такого требования. Речь идет только о предоставлении сведений, указанных в части 2 статьи 10 ФЗ «Об информации».
2)ОПС обязан в случае заявления требований гражданином удалить ссылку на указанную заявителем информацию. При этом в случае наличия сомнений (неполноты сведений, неточностей или ошибок) ОПС вправе направить заявителю в течение 10 рабочих дней с момента получения указанного требования уведомление об уточнении представленных сведений, указанных в ч.2 ст. 10 ФЗ «Об информации». При этом закон также не наделяет ОПС правом затребовать у заявителя доказательств, подтверждающих наличия оснований.
3)Законом утвержден срок в десять дней для отправки дополнительной информации от заявителя требования о забвении.
4)Поисковая система или мотивированно отказывает или за десять дней убирает ссылки.
5)Начинается судебная стадия, подается иск о забвении.
Таким образом, как следует из буквального толкования статьи 10.3 закона «Об информации», на заявителя законом не возложено бремя доказывания обоснованности своих требований, в том числе не требуется доказывания, что сведения подлежат исключению из выдачи. В случае сомнений именно на ОПС возлагается обязанность мотивировки отказа. Формулировка закона порождает возможность различного толкования данной нормы относительно юридической природы обращения в суд с требованием об изъятии выдачи ссылок. С одной стороны, основанием для обращения в суд является несогласие заявителя с решением ОПС, что может привести к выводу, что речь идет о процедуре судебного обжалования действий или решений ОПС. Обращение в суд осуществляется в общем порядке и по правилам искового производства. При этом положений, ограничивающих возможность предоставления в суд доказательств, не предусмотрено. Законом не предусмотрено каких-либо специальных процессуальных механизмов обжалования действий коммерческих организаций, в данном случае ОПС. В связи с тем, что за размещение и удаление ссылок в сети Интернет ответственен поисковик, то он должен являться ответчиком по делу. При этом поисковые компании не отвечает за непосредственное распространение и содержание сведений, которые являются основанием для прекращения выдачи ссылок поисковой системой. Следовательно, единственное, за что поисковик можно привлечь в качестве ответчика это действие по выдаче заявителю отказа в удалении ссылки. Руководствуясь таким подходом, предметом судебного рассмотрения в данном случае будет оценка судом мотивированности и обоснованности отказа Яндекса или Google в удалении ссылки. Таким образом, для разрешения вопроса по существу суд должен проверить мотивированность и обоснованность отказа убрать ссылки по запросу заявителя в порядке искового производства, и в случае, если суд придет к выводу о немотивированности, то должно быть вынесено решение по удалению ссылки. Если в своем отказе при его мотивировке поисковая система указывает на основания отказа, то в таком случае именно поисковик доказывает судье эти обстоятельства. Из чего следует, что если ОПС ссылался на то, что информация по ссылке является достоверной либо актуальной, либо не нарушает закон, то в таком случае именно ОПС должен предоставить суду доказательства этого. Некоторые сведения, которые являются основанием для удаления ссылок, можно оценивать как отрицательные факты. В частности, в пользу этого свидетельствует и тот факт, что применительно к удаляемым ссылкам в Закон об информации введен такой очевидно субъективный критерий как «сведения перестали быть актуальными» (не существует законодательного понятия «актуальных сведений» и это оценочная категория) – представляется, что субъективный характер этого критерия не может быть доказан через объективные факты. Законом не предоставлено право поисковой системе требовать доказательств для обоснования запроса об удалении, а любые дополнительные вопросы касаются лишь ограниченного перечня информации, связанного с идентификацией заявителя.Следует также принимать во внимание, что суд, по вопросу применения статьи 10.3 Закона о забвении может пойти по одному из двух путей определения круга подлежащих доказыванию обстоятельств и распределения бремени доказывания. В одном случае, предметом судебного рассмотрения будет оценка судом мотивированности и обоснованности отказа ответчика в удовлетворении требования истца об исключении ссылок из поисковой выдачи – суд, соответственно, возложит на ответчика обязанность доказать обстоятельства, положенные в мотивировку отказа. В другом случае, истец должен представить суду минимально необходимые доказательства наличия основания для удаления ссылок из поисковой выдачи. Если в деле ответчик не привел каких-либо обстоятельств в качестве мотивировки отказа в досудебном требовании, а также не все обстоятельства, на которые истец ссылается, в чистом виде являются «отрицательными фактами» не исключено, что суд будет придерживаться второго подхода по распределению бремени доказывания, в связи с чем истцу придется доказывать обстоятельства, которые являются основанием для удаления ссылок. Представленные истцом доказательства в форме распечаток запросов в поисковой системе «Яндекс» могут быть оценены как неотносимые к делу по причине того, что в поисковой строке введены сами спорные ссылки на сайты, выдачу которых истец просит прекратить. В связи с этим рекомендуем обосновать относимость таких доказательств, а также представить доказательства поисковой выдачи по персональным данным истца. Закон о забвении не содержит уточнения относительно того, в какой форме должен осуществляться запрос в поисковой строке для того, чтобы выдача со спорной ссылкой могла быть удалена.
По данному вопросу возможны две юридические позиции:
1) ограничение доступа к ссылкам возможно вне зависимости от содержания запроса в поисковой строке;
либо
2) ограничение доступа к ссылкам возможно только лишь в отношении тех выдач, которые были сформированы по запросу, содержащему персональные данные гражданина.
При этом аргументом в пользу истца может быть то, что такой способ получения поисковой выдачи свидетельствует о том, что страница сайта уже прошла индексирование поисковой системой, то есть сохранена в базе данных ответчика, и может быть предоставлена при выдаче по релевантным ключевым словам. В целях того, чтобы в деле имелись доказательства осуществления поисковой выдачи запрошенных ссылок, мы рекомендуем дополнительно представить в материалы дела подтверждения того, как осуществляется индексация в поисковых системах в целом, и о том, что такая же индексация осуществляется ответчиком. Это позволит обосновать в суде относимость уже представленных распечаток поисковой системы Яндекс, которые содержат данные о поисковой выдаче на основании запроса в форме гиперссылки.
Тем не менее, как было указано выше, ответчик не лишен возможности ссылаться на то, что истцом вопреки ГПК РФ не доказано, что поисковая выдача страниц происходит именно при поисковом запросе с персональными данными (например, именем) истца.
Учитывая данный риск, несмотря на то, что его нельзя расценивать как критический, мы рекомендуем дополнительно представить доказательства того, что каждая из оспариваемых поисковых выдач на конкретную гиперссылку может быть получена путем ввода запроса, содержащего персональные данные истца.
В целях усиления правовой позиции рекомендуем добавить доводы о непосильности для Истца доказывания отрицательных фактов (и, следовательно, переложении бремени доказывания на ответчика). Поскольку отрицательный факт, как правило, не может быть доказан лицом, которое на него указывает в процессе (но иногда может быть доказан через выяснение связанных с ними противоположных «положительных» фактов), судебная практика исходит из того, что бремя доказывания отрицательных фактов на такую сторону в процессе возложено быть не может.
Таким образом, рекомендуется дополнить правовую позицию истца ссылками на данную судебную практику и разъяснения высших судов в рамках перечисленных выше исковых требований. Если суд примет данную позицию, то ответчику, в свою очередь, придется представлять встречные доказательства противоположных положительных фактов.
В то же время, в отсутствие в процессуальном законодательстве прямого закрепления подхода о невозможности доказывания отрицательных фактов следует учитывать, что указанная выше позиция может быть не принята судом.
Таким образом, сама по себе ссылка на недостоверные сведения, как на отрицательный факт, является достаточно слабым основанием для удовлетворения искового требования.
Адвокаты говорят, что существует риск признания неактуальности и недостоверности информации взаимоисключающими основаниями для исключения ссылок на нее из выдачи оператора поисковой системы.
Иными словами, в отсутствие сложившейся судебной практики, суд может занять позицию о том, что неактуальная информация в контексте права на забвение всегда является достоверной, но утратившей значение для заявителя, в ином случае это основание теряет свою самостоятельность.
В случае возникновения вопроса у суда юристу о конкретном основании для прекращения поисковой выдачи, следует определить, какие из приведенных в них обстоятельств являются недостоверными, а какие – неактуальными . Это потребуется в целях устранения риска отказа в соответствующих требованиях и формирования непротиворечивой правовой позиции по делу.
В тех случаях, когда истец в своих требованиях ссылается на неправомерность использования его изображения, следует дополнительно учитывать следующее: 1. Незаконное использование изображения гражданина может быть отнесено к случаям, когда гражданин вправе требовать удаления ссылок на такое изображение из поисковой выдачи; 2. Рекомендуем представить и сослаться на доказательства, позволяющие идентифицировать истца на спорных фотографиях.
Одним из доводов ответчика является невозможность определения того, какое лицо изображено на спорных фотографиях, доступных с помощью поисковой выдачи. Поскольку внешность истца может быть не признана общеизвестным фактом, адвокату следует представить суду соответствующие доказательства. Такими доказательствами могут быть, в частности, документы, удостоверяющие личность истца, и содержащие его фотографию, либо заключение специалиста. Рекомендуем дополнить позицию доводом о том, что гражданин не обязан доказывать непредоставление согласия на публикацию его изображения – данная обязанность лежит на ответчике. Юристы по забвению рекомендуют дополнить позицию доводом о том, что обязанность доказать, что съемка, при которой получено изображение гражданина, происходила в публичном месте, лежит на ответчике.
Факт отсутствия в публичном месте во время съемки юристы тоже должны переводить на ответчика, гражданин просто лишен возможности доказать это (в то время как лицо, распространяющее фотографию может представить доказательства обратного, поскольку должно было проверить наличие соответствующих правовых оснований при публикации изображения).
Иногда ответчик по делам о забвении (Яндекс) ссылается на то, что сведения из СМИ по закону должны проверяться на предмет достоверности, а, значит, их достоверность должна презюмироваться. Между тем, заявляя указанный довод, Яндекс производит подмену понятий: обязанность журналиста проверять достоверность сообщаемой им информации ответчик трактует как презумпцию достоверности сведений, содержащихся в сообщениях СМИ (применимую как при рассмотрении досудебных требований истца, так и при рассмотрении дела в суде). При этом заявленная ответчиком презумпция не следует из правил доказывания. ООО «Яндекс» ссылается на то, что необходимо учитывать общественную значимость. При этом сам ответчик признает, что «общественная значимость» информации прямо не указана в законе в качестве критерия для отказа в требовании пользователя. Действительно, закон о забвении не содержит такого критерия. Таким образом, практика ответчика и в этой части ему противоречит.
Несмотря на то, что вышеуказанные обстоятельства сами по себе не свидетельствуют о нарушении прав именно истца, они могут выступать дополнительным свидетельством к недобросовестному исполнению ответчиком обязанностей, возложенных на него по праву на забвение. Более того, следование ответчиком подобной практике подтверждается содержанием ответов ООО «Яндекс» на направленные в досудебном порядке требования, где ООО «Яндекс» указывает, что не может (и не вправе) проверять достоверность или недостоверность сведений, за исключением очевидных (общеизвестных) фактов.